Архив
Архив
От редакции
Аннотация

-

Страницы: 7 - 9

Перевод в контексте культуры: судьба «Слов и вещей» Мишеля Фуко
Н. С. Автономова
Аннотация

В статье речь идет о сложной ситуации первоначального вхождения в русскую/советскую культуру знаменитой книги Мишеля Фуко «Слова и вещи» (Paris: Gallimard, 1966; в русском переводе: М.: Прогресс, 1977). Автор статьи считает перевод и публикацию книги «советским чудом». Для эпохи застоя выход — без единой купюры — книги, в которой, в частности, содержались остро критические размышления о марксизме, был неслыханным событием. Оно случилось уже более сорока лет назад. Однако в наши дни книга не стала перевернутой страницей истории познания. Интерес к эпохе 1960–1970-х годов как во Франции, так и в России, возобновился, и судьба книги стала вновь занимать историков, социологов, философов. Автор статьи, которому довелось вводить Фуко в русскую/советскую культуру и быть переводчиком данной книги (совместно с В. П. Визгиным), рассказывает об обстоятельствах ее перевода, о том, как она воспринималась в советское и отчасти в постсоветское время. В статье показана общая ситуация полного дефицита переводов современной западной философской и научно-гуманитарной литературы в советский период, на фоне которой появление перевода «Слов и вещей» стало удивительным событием; отмечены те особенности идейного содержания и строения книги, которые изначально привлекли внимание российских /советских исследователей к работе с этим текстом; очерчены некоторые тенденции развития русского философского языка в советский и постсоветский периоды, в частности, сформулирована задача выработки концептуальных языков в процессе перевода текстов современной западной философии и научной гуманитаристики (она не потеряла своей актуальности и поныне); представлен ряд изменений, которые претерпевает начальный текст перевода (1977) при подготовке нового критического издания.

DOI: 10.22394/2412-9410-2019-5-3-10-37

Ключевые слова
«Слова и вещи», Мишель Фуко, эпистема, парадигма, семиотика, структурализм, язык, человек, «археология знания», концептуальные языки, перевод.

Раздел: Как переводить классику: мнение исследователей

Страницы: 10 - 37

Н. С. Автономова


Два русских «Декамерона»
М. Л. Андреев
Аннотация

В статье сопоставляются два перевода «Декамерона» Джованни Боккаччо — А. Н. Веселовского (1891–1892) и Н. М. Любимова (1970). Уникальность ситуации заключается в том, что новый перевод с течением времени не вытеснил старый и не был им оттеснен: оба перевода нашли место в современном книгоиздательском пространстве и, следовательно, как можно предположить, ориентированы на разные категории читателей. Веселовский в своем переводе придерживается принципа формальной верности подлиннику («буквализм»), что проявляется и на уровне отдельных внутрифразовых единиц (перевод «слово в слово»), и в сохранении синтаксического порядка. При этом искусственно состарить язык Веселовский не пытался. Любимов в целом придерживается принципов советской школы «творческого» перевода. Язык любимовского «Декамерона» — это обобщенный литературный язык XIX–ХХ вв., умеренно инкрустированный славянизмами, без модернизаций и почти без словесной изобретательности, свойственной, к примеру, переводу Рабле. Какую-то особую дикцию для своего «Декамерона» он выработать не пытался, в отличие от Веселовского. Оба переводчика отказываются от воспроизведения богатого риторического инструментария Боккаччо. Веселовский порой подвергает язык существенным перегрузкам (хотя и не прямой ломке), но именно благодаря этому остранению, этому языковому сдвигу, этой дикции, не имеющей в русской языковой традиции прямых аналогов, заполняет ту пустоту, которая образована отсутствием в русской литературной традиции аналогов «Декамерона». Заполняет далеко не до конца, но в целом можно утверждать, что это принципиально иной, чем у Любимова, тип перевода, приближающий не оригинал к читателю, а читателя к оригиналу.

DOI: 10.22394/2412-9410-2019-5-3-38-50

Ключевые слова
Дж. Боккаччо, «Декамерон», перевод, буквалистский перевод, творческий перевод, А. Н. Веселовский, Н. М. Любимов.

Раздел: Как переводить классику: мнение исследователей

Страницы: 38 - 50

М. Л. Андреев


Перевод и непереводимость: трудности метафизики и эротики
Е. Е. Дмитриева
Аннотация

Начиная с петровских времен, с появления литературы светского характера, писатели испытывают дефицит метафизического языка, способного выразить чувство и чувственность. В особенности с данной проблемой сталкиваются переводчики, что парадоксальным образом приводит к обилию уже во второй половине XVIII в. переводной эротической (либертинской) литературы, а также к разнообразным попыткам создания любовных лексиконов.
В 1768 г. А. В. Храповицкий переводит и анонимно издает «Словарь любви» Жана Франсуа Дрё дю Радье. В предисловии он указывает на назначение лексикона — перевести то «невыразимое», что содержит в себе любовь, и тем самым избежать ошибок, происходящих от языковой недостаточности. Однако русскому переводчику оказался чужд двойной стандарт любовного языка и поведения, а также формулы «с двойным дном», которые необходимо уметь расшифровывать и которым учил французский лексикон. Храповицкий не столько переводил текст, сколько претворял французскую любовную риторику в сатирический, эпиграмматический взгляд на мир, более свойственный русскому духу и русской традиции.
Вторая часть работы посвящена проблеме перевода на русский язык либертинских романов. Дополнительно ставится вопрос: почему французских либертенов переводили в России на рубеже XVIII и XIX вв. достаточно обильно и почему подобная литература была адресована не вольнодумцам, вертопрахам и развратникам, как это можно было бы предположить, но — как правило — людям чувствительным и добродетельным.
Последняя часть статьи посвящена обсуждению проблем современного перевода на русский язык французской эротической прозы, с которыми столкнулся автор, работая над переводом книги М. Делона «Искусство жить либертена» и ряда французских либертинских текстов, помещенных в приложении.

Благодарности. Статья подготовлена при поддержке гранта РФФИ № «Александр Пушкин: от многоязычия к переводу».

DOI: 10.22394/2412-9410-2019-5-3-51-83

Ключевые слова
перевод, непереводимость, метафизический язык, эротическая (либертинская) литература, Дрё дю Радье, Храповицкий, маркиз де Сад, принц де Линь.

Раздел: Как переводить классику: мнение исследователей

Страницы: 51 - 83

Е. Е. Дмитриева


Переводческое фиаско К. Д. Бальмонта: черновая редакция «Ромео и Джульетты» У. Шекспира
Е. M. Луценко
Аннотация

Несмотря на то что переводческая деятельность К. Д. Бальмонта не раз являлась объектом различных исследований, в том числе и диссертационных, английская драматургия в его интерпретации никогда не становилась предметом специального изучения. Задача данной статьи — не только осветить основные моменты работы Бальмонта с англоязычными пьесами, выделив важные черты этих переводов, но и прежде всего проследить трансформацию переводческого принципа Бальмонта — от ранних установок конца 1890-х ко второй половине 1910-х годов, — на примере анализа черновой редакции перевода Бальмонтом ранней трагедии У. Шекспира «Ромео и Джульетта». В результате реконструкции переводческого метода Бальмонта, а также на основе изучения театроведческих источников высказывается гипотеза о том, что отказ А. Я. Таирова ставить пьесу Шекспира в указанном переводе и переводческий провал Бальмонта связаны со сменой установки Бальмонта (от вольного перевода к переводу, близкому оригиналу). Анализ черновой редакции показывает тесную связь версии К. Д. Бальмонта с переводом А. А. Григорьева. Фразы, казавшиеся нейтральными и не несущими стилистической нагрузки, Бальмонт в одних случаях оставлял неизменными, в других менял в них местами слова, добиваясь при этом, как он думал, более точного звучания. Заимствование слов и образов у Григорьева во многих случаях придавало тексту оттенок излишней архаизации (в плохом смысле слова), а также вело к искажению смысла подлинника. Ориентация на перевод Григорьева и отказ от традиции вольного — интуитивного — перевода, в технике которого Бальмонт работал долгие годы, помешали переводчику найти свою неповторимую интонацию шекспировской трагедии.

DOI: 10.22394/2412-9410-2019-5-3-84-103

Ключевые слова
У. Шекспир, К. Д. Бальмонт, А. А. Григорьев, А. Я. Таиров, В. Г. Шершеневич, «Ромео и Джульетта», перевод.

Раздел: Как переводить классику: мнение исследователей

Страницы: 84 - 103

Е. M. Луценко


Какого Бальзака мы читаем? Удачи и потери в «классических» переводах «Человеческой комедии»
В. А. Мильчина
Аннотация

После выхода 15-томного собрания сочинения Бальзака в 1951–1955 гг. и 24-томника в 1960 г. опубликованные там переводы многократно перепечатывались в новых собраниях сочинений и отдельных изданиях, но никогда не вставал вопрос об их качестве. Переводы эти прекрасно читаются до сих пор, однако при сличении с оригиналом выясняется, что в них есть места, где оригинал или просто понят неправильно, или существенно обеднен. В статье показаны ошибки и/или неточности в переводах нескольких произведений, таких как «Шагреневая кожа», «Прощенный Мельмот», «История Тринадцати», «Прославленный Годиссар», «Блеск и нищета куртизанок», «Отец Горио». Ошибки эти объясняются прежде всего недостаточным знанием исторического и культурного фона бальзаковской эпохи. В середине прошлого века переводчики не имели нашей возможности прибегать к поиску в Интернете и пользоваться текстологическими и культурологическими комментариями французских бальзаковедов, поэтому винить их в этих ошибках мы не имеем никакого права. Но замечать такие ошибки и по мере сил предлагать более правильные варианты можно и нужно.

DOI: 10.22394/2412-9410-2019-5-3-104-124

Ключевые слова
перевод, французская литература, русско-французские культурные связи, Бальзак, «Шагреневая кожа», «Прощенный Мельмот», «Неведомый шедевр», «Отец Горио», «Прославленный Годиссар», «История Тринадцати».

Раздел: Как переводить классику: мнение исследователей

Страницы: 104 - 124

В. А. Мильчина


Непереводимое и непереведенное остроумие «Назидательных новелл» Сервантеса
М. Б. Смирнова
Аннотация

В центре внимания — единственный полный перевод с испанского языка «Назидательных новелл» Мигеля де Сервантеса, выполненный в начале 1930-х годов Б. А. Кржевским. Данный перевод естественным образом сохранил архаичную структуру русского языка, что удачно согласуется со стилистической природой литературного памятника XVII в. Вместе с тем ощущается несовершенство текстологической базы перевода, которая на сегодняшний день существенно скорректирована обширной комментаторской традицией, позволяющей разглядеть в сервантесовском тексте следы аллюзий, микроцитат, философских и риторических топосов, исторических реалий и поставить вопрос о способах их компенсации средствами перевода. Важнейшим качеством «новеллистического» языка Сервантеса является остроумие (ingenio), переместившееся в позднеренессансной и барочной культуре в центр эстетической рефлексии. В статье рассматриваются два источника подобного остроумия: использование «готового», или риторического слова, помещенного в новый контекст, с одной стороны, и обращение к конкретно-историческому, «реальному» фону, будь то персоналии, бытовые объекты, социальные или религиозные практики, — с другой.

DOI: 10.22394/2412-9410-2019-5-3-125-137

Ключевые слова
Сервантес, «Назидательные новеллы», Б. А. Кржевский, перевод, остроумие, ingenio, риторическое слово, «готовое слово», перевод реалий, метафора, барокко.

Раздел: Как переводить классику: мнение исследователей

Страницы: 125 - 137

М. Б. Смирнова


Трудности и загадки переводов «Таинственного острова»
К. А. Чекалов
Аннотация

Впервые опубликованный в 1874–1875 гг. роман Жюля Верна «Таинственный остров» принадлежит к самым знаменитым и одновременно самым совершенным в литературном отношении произведениям французского писателя. В статье анализируются разнообразные русскоязычные версии «Таинственного острова», начиная с самых ранних (Марко Вовчок) и заканчивая наиболее часто издаваемым в наше время переводом Н. И. Немчиновой и А. А. Худадовой (впервые он был опубликован в 1957 г.), в том числе ряд анонимных переводов. Рассматриваются некоторые сложные для перевода реалии и конструкции, анализируются разные подходы переводчиков к передаче стиля и языка первоисточника. Особое внимание уделено проблеме контаминации переводов разного времени, а также характерному для советской эпохи воздействию цензурных ограничений при передаче религиозной тематики. Кроме того, обсуждается анонимная студенческая работа, размещенная в Интернете, в которой детально анализируются советские переводы «Таинственного острова».

DOI: 10.22394/2412-9410-2019-5-3-138-152

Ключевые слова
роман, перевод, издание, версия, лексика, стиль, купюра, персонаж, термин.

Раздел: Как переводить классику: мнение исследователей

Страницы: 138 - 152

К. А. Чекалов


Как переводить жанр? Остромыслие в английском ренессансном сонете
И. О. Шайтанов
Аннотация

Остроумие в елизаветинскую эпоху стало одной из обязательных характеристик «достойной» личности. Оно проявляло себя в разных речевых формах, в том числе в жанре сонета на пути пародийного переосмысления петраркистской условности и трансформации ее в антипетраркизм, «поэтику двойственности» (Брукс-Дейвис). Эта черта сонета не была в полной мере оценена русскими переводчиками, что облегчило в процессе перевода фактическое преобразование ренессансного сонета в «жестокий» романс, особенно отличающее переводческую практику С. Маршака. Остроумное инверсирование сонетной формы свойственно манере Ф. Сидни, с первых сонетов в сборнике «Астрофил и Стелла» связавшего вопрос, как писать, с вопросом, как вознести хвалу даме сердца, чтобы хвала не показалась лестью. Шекспир подхватил этот мотив (сонет 39 и другие), но по мере того как возрастает степень рефлективности в его сонетах, он все чаще обращается к теме внутренней речи, проникновению на душевную глубину собственного «я» (self), вокруг которого в сонетах не раз остроумие проявляет себя в местоименной круговерти (сонеты 13, 36, 39).

DOI: 10.22394/2412-9410-2019-5-3-153-170

Ключевые слова
остроумие, петраркизм/антипетраркизм, «поэтика двойственности», инверсия, сонет, рефлексирующий жанр, перевод, Маршак, Сидни, Шекспир, Донн.

Раздел: Как переводить классику: мнение исследователей

Страницы: 153 - 170

И. О. Шайтанов


Новый «Сирано» и новый Пруст: как решиться и как выполнить
Е. В. Баевская
Аннотация

В статье рассматриваются высказывания двух переводчиков: Натальи Мавлевич (Россия) и Софи Бенеш (Франция), а также личный опыт автора, который заново перевел с французского языка драму Эдмона Ростана «Сирано де Бержерак» и первые две книги романа Марселя Пруста «В поисках утраченного времени». Почему переводчики берутся заново переводить литературные произведения, уже знакомые читателям по прежним переводам? Во-первых, по ряду причин переводы устаревают быстрее, чем оригинальные произведения, и конечно, каждый новый перевод старается исправить пропуски, несовершенства и ошибки предшествующих. Во-вторых, благодаря развитию оригинальной литературы того языка, на который переводят произведение, у переводчика появляются новые возможности. В-третьих, благодаря усилиям текстологов и комментаторов переводчик получает более выверенный текст и может глубже в него вникнуть. В-четвертых, каждый новый перевод предполагает со стороны переводчика более тщательное изучение литературного и исторического контекста произведения, и это сообщает переводу б?льшую литературность. В-пятых и в-главных, когда переводчик берется за «переперевод», он этим объясняется в любви к книге, которую решил перевести несмотря ни на что.

DOI: 10.22394/2412-9410-2019-5-3-171-179

Ключевые слова
перевод, интертекст, паратекст, общее культурное пространство, двенадцатисложник, Пруст, Ростан, «Сирано де Бержерак».

Раздел: Как переводить классику: слово переводчикам

Страницы: 171 - 179

Е. В. Баевская


«Муки совести» Августа Стриндберга — муки переводчика (и исследователя)
Е. Бальзамо
Аннотация

В статье рассматриваются шесть переводов рассказа Августа Стриндберга «Муки совести» (1885 г.): на французский, немецкий и русский языки, опубликованных в 1885–1919 гг. В центре внимания находятся принципы и практика перевода, влияние автора на деятельность переводчика, соотношения между существующими переводами и — подчас весьма значительные — изменения, к которым приводит использование переводчиком не оригинала, а переводного текста. Герой рассказа Стриндберга — прусский офицер, который в 1871 г. дал приказ расстрелять французских партизан, после чего сошел с ума от раскаяния, вылечился в швейцарском санатории и сделался убежденным пацифистом, мечтающим о создании Европейского Союза. Если первый французский переводчик в 1885 г. перевел весь рассказ целиком, то второй, точнее вторая (печатавшаяся под мужским псевдонимом австро-венгерская графиня), в 1894 г. опустила всю вторую часть, поскольку переводила не с оригинала, а с немецкого, тоже неполного перевода. Тем не менее Стриндбергу перевод понравился, поскольку за прошедшие девять лет он успел охладеть к той утопической тематике, которой был увлечен в 1885 г., а в новом, декадентском контексте удаление миротворческой части и акцент на безумии героя пришлись весьма кстати. Вольно обошелся с оригиналом и русский переводчик 1919 г.: гуманистический монолог в его варианте произносит не священник, а старуха-трактирщица.

DOI: 10.22394/2412-9410-2019-5-3-180-192

Ключевые слова
перевод, верность оригиналу, Стриндберг, культурные связи, шведская литература, скандинавистика, натурализм, декаданс, пацифизм.

Раздел: Как переводить классику: слово переводчикам

Страницы: 180 - 192

Е. Бальзамо


Ибсен: особенности языка и новые переводы
О. Д. Дробот
Аннотация

В 2017–2018 гг. издательство «АСТ» выпустило в свет первые два тома драм Ибсена о современности в переводе автора статьи. Появление их было более чем своевременно, поскольку предыдущие переводы были сделаны сто с лишним лет назад. За это время русский язык претерпел существенные изменения с точки зрения и синтаксиса, и лексики, так что у зрителей/читателей сегодня не создается ощущения, что люди на сцене разговаривают так же, как в обычной повседневной жизни, а Ибсен считал это требование «новой драмы» чрезвычайно важным. Удвоенная переводом старомодность речи героев сказывается на динамичности диалогов, а также мешает нашим современникам воспринимать такие важнейшие особенности языка Ибсена, как яркие речевые характеристики персонажей, использование разных регистров языка, от просторечия до канцелярита. Естественно, что у режиссеров возникает запрос на новые современные переводы. Одной из важных задач нового перевода было передать комическую составляющую, в том числе в пьесе «Враг народа», нарушая постепенно сложившуюся российскую традицию воспринимать доктора Стокмана исключительно как смелого и бескомпромиссного борца. Особой трудностью для переводчика становятся так называемые ключевые слова, т. е. некоторые ключевые для драматурга понятия или реплики, которые могут повторяться в пьесе двадцать с лишним раз в совершенно разных контекстах, а также авторские неологизмы Ибсена, обычно сильно эмоционально окрашенные при большой многозначности. В статье описывается переводческая стратегия во всей полноте, от постановки задачи (полный современный литературный перевод для чтения и постановки на сцене, в котором герои говорят так же естественно, как в жизни) до принятия конкретных решений.

DOI: 10.22394/2412-9410-2019-5-3-193-205

Ключевые слова
перевод, Ибсен, норвежская литература, переперевод, «Враг народа», «Дикая утка», «Привидения», «Кукольный дом», юмор, новая драма.

Раздел: Как переводить классику: слово переводчикам

Страницы: 193 - 205

О. Д. Дробот


Перевод как полиавторство: к вопросу о перепереводах
М. Д. Яснов
Аннотация

В статье на примере переводов из Поля Верлена рассматривается случай переперевода. В каждом поколении подспудно нарастает недовольство прежними интерпретациями классики: меняется язык, проясняются исторические реалии, снимаются разного рода идеологические и этические запреты. Перевод предполагает полиавторство, растянутое во времени. В качестве примеров выбраны стихотворения Верлена, иллюстрирующие три повода для переперевода, предпринятого автором данной статьи: во-первых, исчерпанность формального приема при переводе стихотворения («Осенняя песня» / «Chanson d’automne»); во-вторых, необходимость уточнить реалии («Гул гнусных кабаков…» / «Le bruit des cabarets…»); в-третьих, необходимость приближения перевода к оригиналу в разных аспектах, в том числе с точки зрения аллитерации («Поэтическое искусство» / «Art po?tique»). В случае с «Осенней песней» для сравнения приводятся переводы, выполненные Анатолием Якобсоном и Владимиром Васильевым, демонстрирующие различные возможности для передачи насыщенной музыкальности стихотворения Верлена.

DOI: 10.22394/2412-9410-2019-5-3-206-215

Ключевые слова
французская поэзия, Верлен, школа перевода, оригинал, перевод, переперевод, культура, цивилизация.

Раздел: Как переводить классику: слово переводчикам

Страницы: 206 - 215

М. Д. Яснов


После Вавилона, или О переводе «непереводимостей». Рецензия на: Cassin B. Eloge de la traduction: Compliquer l’universel. — Paris: Fayard, 2016. — 247 p.
Н. С. Автономова
Аннотация

-

DOI: 10.22394/2412-9410-2019-5-3-216-225

Раздел: Книги о переводе

Страницы: 216 - 225

Н. С. Автономова


После Вавилона, или Испытание чужим. Рецензия на: Автономова Н. С. Познание и перевод: Опыты философии языка. — 2-е изд., испр. и доп. — М.; СПб.: Центр гуманитарных инициатив, 2016. — 736 с. — (Humanitas).
Е. Е. Дмитриева
Аннотация

Данная рецензия подготовлена при поддержке гранта РФФИ № 17-04-00438-ОГН («Завоевание французского общественного мнения русскими писателями и интеллектуалами (XVIII — начало XX в.)»).

DOI: 10.22394/2412-9410-2019-5-3-226-236

Раздел: Книги о переводе

Страницы: 226 - 236

Е. Е. Дмитриева


«Святое ремесло» переводчика. Рецензия на: Багно В. Е. «Дар особенный»: Художественный перевод в истории русской культуры. — М.: Нов. лит. обозрение, 2016. — 360 с.
Н. А. Пастушкова
Аннотация

-

DOI: 10.22394/2412-9410-2019-5-3-237-240

Раздел: Книги о переводе

Страницы: 237 - 240

Н. А. Пастушкова


Перевод, оригинал и недостижимый идеал: случай В. Набокова. Рецензия на: Trubikhina J. The translator’s doubts: Vladimir Nabokov and the ambiguity of translation. — Boston: Academic Studies Press, 2015. — 247 p. — (Cultural revolutions: Russia in the
Е. И. Самородницкая
Аннотация

-

DOI: 10.22394/2412-9410-2019-5-3-241-245

Раздел: Книги о переводе

Страницы: 241 - 245

Е. И. Самородницкая


Теория культурного трансфера Мишеля Эспаня как проблема перевода. Рецензия на: Эспань М. История цивилизаций как культурный трансфер / Пер. с фр.; Под общ. ред. Е. Е. Дмитриевой; Вступ. ст. Е. Е. Дмитриевой. — М.: Нов. лит. обозрение, 2018. — 816 с.
М. В. Черкашина
Аннотация

-

DOI: 10.22394/2412-9410-2019-5-3-246-250

Раздел: Книги о переводе

Страницы: 246 - 250

М. В. Черкашина